November 18th, 2009

нежность

Макс

Ждет, пока мы ляжем. Ждет в засаде. Засада - бабушкин сундук в прихожей, или компьютерный стол, или стул на кухне. Если никто не ложится, он начинает подбадривать отстающих нытьём. Подходит к каждому отстающему и ноет на него. Только всеобщий отбой может прекратить это безобразие.

Некоторое время после включения тишины он еще по инерции ноет, ходит и ноет, идет в туалет и ноет, обходит все углы и ноет. Потом он решает тоже лечь.

Он взгромождается на нас. Устраивает толстый зад на одеяле между нами. Опускается на одеяльном лифте. Сладко вздыхает. И начинает спать! Если эта скотина решила спать тут, то спать она будет тут. Что хотите делайте - ворочайтесь, наматывайте на себя одеяло. Перекладывайте его соседу. Он будет спать тут, и всё. При этом он будет толкаться, вертеться и распространять вокруг себя очень, очень много тепла.

И вот наступает утро. На середине одеяла, вытянувшись, посапывает пушистый желудок, а с обеих сторон постели свешиваются голые задницы измученных жарой нас.

По звонку будильника происходит счастье. Счастье выглядит как мохнатый вертикальный взлет. Если под ним находился кто-то, то кому-то не повезло. Счастье бежит впереди каждого, кто смог сдвинуться с места. Независимо от направления движения каждого, счастье впереди него бежит все равно на кухню. Потому что только там может начаться полноценный новый день счастья.